Лошадиная Жизнь

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лошадиная Жизнь » Архив анкет » Ж, 10 лет, одиночка


Ж, 10 лет, одиночка

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

• Прозвища
Lollipop/Лоллипоп (Леденец, Лед, Лолли)
Так же возможны варианты от слова Caramella (Карамэлла, Кара, Мэл или Мэлз)
• Внешний Вид
http://radikal.ua/data/upload/ba193/6895e/35055517a1.jpg
• Характер
Вы когда-нибудь читали пьесу «Укрощение строптивой». Что же, если нет, то я вам расскажу самую суть, а точнее расскажу о главное героине. Молодая дама Катерина является главным лицом пьесы. Она очень сварлива, упряма и непокорна. Проще говоря, строптивая.
Лолли можно без зазрения совести отнести к личностям типа Катерины. Она не знает, что значит покорность, она не знает, что значит прислуживаться, да и вообще служить. Все, что вокруг нее – для нее.
Если уж говорить о ней в целом, то у нее скверный характер в том плане, что не женственная у нее натура. Не умеет кокетничать, не умеет говорить «сладкие фразочки». Но и мужской ее натуру не назовешь. В ее характере присутствует хитрость, своеобразная мудрость и даже доля коварства, которые, как известно, свойственны только слабому полу.
Она не умеет любить. Нет, не в том плане, что она готова всех обращать в прах, в том плане, что не дано ей это. Да, сердце колотиться, но как это объяснить не только любимому, но и самой себе. В общем, в это чувство она никогда не вникала, и отрицала, в принципе.
У нее есть некая манера общения. Сложно объяснить, от чего это пошло и у кого она этого набралась. В своем лексиконе она использует слова старого происхождения. К примеру, она не говорит «привет», она говорит «приветствую» и т.д.
Язык обычных лошадей, она, конечно же, понимает, но предпочитает заменять привычные слова словами более редкого происхождения или взятые из лексикона иноземцев*.
Что же еще примечательного в ней? Точно, совершенно вылетело из головы. Не знаю, как объяснить, но как она всегда говорила: «мне нравится вершить судьбы смертных, я словно Бог, обратившийся в другую веру». Я никогда до конца не понимал ее слов, но это означало, что ей нравилось быть, так сказать, палачом. Соперников она никогда не оставляла в живых, порой она даже испытывала потребность в чьем-то горе, именно поэтому она устраивала для себя и еще немкольких лошадей охоту. Что же происходила на этой охоте? Несколько лошадей гнали какое-нибудь запуганное животное, допустим обычную табунную лошадь, и забивали ее. Последний удар был за Лолли. Ее почерк узнавали все. Если у бедного животного разодрана шея (вскрыта сонная артерия), значит, ее убила Лоллипоп.
• Биография
Глава I.
Не так далеко от этих мест, есть небольшая долина, где, сколько себя помню, проживали табун и шайка. Что же, не для кого не секрет, что табун и шайка, отчаянно пытались захватить всю территорию. Однако не каждый знает всю правду, не знает всей истины.
Когда-то на эти земли пришел маленький табун кочевников, там было не больше 6 лошадей. Но на такой маленький табун было двое вожаков, более того, они состояли в кровных узах, т.е. были кровными братьями. Не буду затягивать свой рассказ и повествовать вам знаменитую легенду той долины, скажу только, что братья эти не разделяли веру друг друга. Да, вы не ослышались. Лошади той долины огромное значение предавали вере, вероисповеданию.
Традиции двух вер царят здесь, и по сей день. Между табуном и шайкой вечная война. Как бы прискорбно не звучало, но в этой борьбе шайка всегда проигрывала, пока…
Территории шайки и табуна делила небольшая речка. И вот, настала эра мира в долине. Главари договорились, что война начнется только тогда, когда кто-нибудь перейдет через реку на чужую землю. Так и решили. В течение 20 лет никто не нарушал договоренности, но однажды.
Молодой, статный, буйный жеребец стал наведываться к речке, чтобы постараться увидеть, а что же происходить на другом берегу. Но как бы он не пытался, шайка держалась подальше от воды. Что же там делал этот жеребец, спросите вы. Так уж и быть, отвечу на ваш вопрос. Однажды, когда жеребец был вовсе не жеребцом, а маленьким жеребенком, он ходил вместе с табуном на водопой. Как-то в долине выдалось жаркое лето, именно поэтому и шаечные, и табунные лошади не брезговали компанией друг друга, а жадно поглощали воду, сохраняя нейтралитет. Именно тогда жеребенок познакомился с ней. Она – это дочь главаря шайки Фиаметта.
Жеребятам было все равно, какие договоренности были у их дедов, они просто веселились в эти жаркие деньки. Взрослые не придали этим детским играм огромного значения, посчитав, что дети не виноваты в вековой вражде этой долины. Малыши росли вместе, учились чему-то новому, но когда подросли, им запретили видеться. Здесь-то и вспоминается знаменитая всему миру трагедия Шекспира. Что же, у всех Ромео и Джульетта, а у нас были Эмилио и Фиаметта. Любви, как таковой у них не было, пока, но все же их не устраивала вечная вражда, которая обязывала их ненавидеть и презирать друг друга. Подчиняясь здравому смыслу, они перестали предпринимать попытки остановить многолетнюю вражду.
Глава II.
Прошло около двух лет. Наши главные герои, а именно Эмилио и Фиаметта подросли и, как ни странно, совсем позабыли друг о друге. Эмилио полностью отдался вере, Фиаметта же изучала ремесло воина, так сказать шаечное ремесло. Во всяком случае, им было не до друг друга.
Однажды летней ночью Эмилио вышел к берегу реки. Он разглядывал звезды, думал, мечтал. Его думы прервал какой-то шорох, доносившийся из кустов на противоположном берегу. Из кустов вышла черная, как смоль, лошадь, статная, грациозная. Это была она. Вот только Эмилио не сразу в ней признал старую подругу.
-Кто ты? – прошипел он, словно змей, враждебно и холодно.
-Что же, друг мой, неужели ты не узнаешь меня?
Однако Эмилио был слеп и не мог разглядеть в кобыле знакомых черт.Она была для него просто чужой, неверной их вере.
-Я вижу тебя впервые, точно так же, как новорожденные существа видят свою мать!
-Эмилио, не думаю, что новорожденные испытывают враждебные чувства к матери. Что же касается тебя, ты напуган.
-Откуда ты знаешь мое имя, незнакомка? – Эмилио не желал признавать страх, поэтому он выпрямился, показывая ей всю свою мощь и грацию.
-Огонек. – прошептала она и скрылась в ночи.
Следующий день Эмилио мучился в сомнениях. Он не мог никак связать все во едино. Огонек. Это все, что сказала она. Но что бы это значило? Жеребец знал, что он где-то это слышал, но никак не мог вспомнить. Прокручивая в голове воспоминания, он вспомнил то самое жаркое лето, 2 года назад. Огонек.
Ночью Эмилио снова наведался к реке. Он прождал всю ночь, но никто так и не пришел. Он не стал отчаиваться, он пришел и в следующую и в другую ночь. Но никто не приходил. Он оставил идею встретиться с Фиаметтой и стал приходить в ночной час к собственным мыслям. И снова он прогрузился в себя, снова начал размышлять и снова ему что-то помешало. Он повернул голову и увидел ее. Она, как и прежде, была прекрасна, а в лунном свете, она была словно чем-то несуществующим, неземным.
-Прости, - чуть слышно произнес жеребец.
-Я следила за тобой все эти ночи, Эмилио, - призналась кобыла.
-Но почему же ты не выходила? Я ведь ждал тебя, как мальчишка.
-Ты не должен был приходить ради меня. Сегодня ты пришел за молитвой – она аккуратно зашла в реку, направляясь к другому берегу.
-Нельзя, - прошипел жеребец – иначе мне придется убить тебя!
-Иди сюда – прошептала она, и жеребец послушался ее и пошел на середину реки, где его ждала Фиаметта.
Да, начало было дано еще давно, еще в детстве и в юношестве… Они встречались каждую ночь. Она, будучи беременной от шаечного жеребца, все равно ходила к Эмилио на свой страх и риск. Он бесился, не понимал, что с ними происходит, она проклинала предков за вековую вражду, которая отдаляет ее от Эмилио каждый день. Вскоре кобыла родила шайке жеребенка. Она в нем души не чаяла, так же, как и все разбойники. Он был их надеждой, они считали, что он исполнит пророчество, о котором вечно твердил старый ворон, советник отца Фиаметты.
Ее сердце продолжало принадлежать табунному жеребцу, и она ничего не могла с этим поделать. Оставляя своего ребенка каждую ночь, вопреки материнским чувствам, она шла к реке, где ждал Эмилио. Продолжалось это долго. После этих встреч, она ожидала прибавления в шайке.
Глава III.
В шайке не одобрили ночные похождения Фиаметты, а точнее результат этих похождений. Ее отец поклялся, что убьет жеребенка сразу же, как он родится. Вся шайка отвернулась от не, сына отобрали, а ее, как бы сказать, муж показывал полное безразличие, кроя других кобыл. По сути она осталась одна. В день родов, она пришла к реке и более того, перешла на другую сторону реки. На другом берегу ее ждал Эмилио, готовый защитить в любой момент. Кобыла рожала в страшных муках и, когда на свет появилась девочка, Фиаметта скончалась. Эмилио исполнил последнее желание любимой. Он не отдал жеребенка шайке, которая так хотела расправиться с нежеланным ребенком…
Раннее утро, маленький вороной жеребенок пытается встать на свои слабенькие ножки. Мать еще жива, она видит дочь, она улыбается ей. Но не суждено ей остаться дочерью. Эмилио до последнего был рядом с Фиаметтой и дочерью.
-Не отдавай ее им, прошу. Они убьют ее, я не хочу, чтобы моя жертва была напрасной… - после этих слов жизненный огонь в груди ее погас. Что же, Эмилио поступил, как и подобает отцу, он забрал жеребенка с собой.
Малышка шла за отцом, стараясь не отставать. Кроха очень хотела есть, именно поэтому каждый раз когда Эмилио останавливался, она начинала лизать его ногу, в надежде утолить голод.
-Прекрати лизать меня, я ведь не леденец – недовольно фыркал отец. После этого он прозвал ее Леденцом. Ее имя было не свойственно жителям той долины, именно поэтому в табуне звали ее Карамэллой, однако отец был неизменным.
Не будем забегать вперед. Эмилио привел дочь в табун. Что же, лошади не были в восторге, но и их мировоззрение не позволяло им избавиться от жеребенка. Лолли осталась с отцом. Тяжело было малышке в табуне. Начнем с того, что для отца было проблемой накормить ее, в том плане, что не все соглашались стать ее кормилицей. Согласилась достаточно старая дама, которая недавно ожеребилась и, видно, в последний раз. Последний ее ребенок Эней, был славным малым и не видел в Лолли шаечного монстра, он долгое время воспринимал ее как сестру. Как ни странно, но и к матери ее не ревновал, а охотно делился своей доле материнского молочка. Что же, Эней и Лолли росли, в то время, как отец Леденца нашел себе новую даму сердца. Вскоре у Лолли появилась сестренка. Ее звали Фиаметта. Да, да, в точности, как и маму Лолли. Так решил Эмилио. Его долго пытались отговорить, зная, в честь кого он называет жеребенка, но он настоял на своем.
И вот, младшая сестренка Фиаметта и старший брат Эней. Пожалуй, для малышки они стали всем. Однако и в их маленькой компании не все так гладко было. Лолли не всегда понимали, более того, это непонимание было вызвано особенностью речи лошади. Будто на генетическом уровне, она говорила в точности в той же манере, что и ее мать. Всегда вежлива, что выбивало из колеи, всегда толкает высокие речи, от которых даже взрослые приходили в ужас.
Глава IV.
С тех пор, как умерла мать Лолли прошло 3 года. В табуне все мирно и гладко. Казалось, что ничто и никто не мог изменить это время покоя. Но, к сожалению, суждено было шайке захватить власть в этих землях.
Что же, будем идти по порядку. Как я уже говорил, У Лол был названый брат Эней и сестра, названная в честь шаечной кобылы Фиаметты. Они были единственным утешением для вороной. Однако Фиаметта ждала дитя от Энея и Лол никак не могла этому препятствовать. Естественно, она жутко ревновала их друг к другу, потому что те стали постепенно забывать про существование своей сестры.
Лоллипоп скучала. В табуне многие ее боялись, считая, что сущность-то у нее шаечная, к жеребятам не подпускали. Собственно, Лол сама не стремилась контактировать с обитателями родной степи.
В это самое время шайка готовилась к наступлению. Вожак решил, что под покровом ночи они пересекут реку и уничтожат всех, не жалея ни стариков, ни женщин, ни детей. Стоит отметить, что по легенде, а если быть точным, по пророчеству у шайки был пророк. «Малое зло, во имя большого добра» - вот главная задача пропрока. Вожак шайки надеялся, что этим пророком является его внук, первый ребенок Фиаметты. Однако он ошибся в своих догадках. Не задолго до нападения Маттео ушел из шайки в поисках себя. Вожак убедился в том, что его внук не является частью легенды. Но все же, существовал еще один отпрыск. Лоллипоп.
Лол не придавала значения косым взглядам табунных, даже более того, дала им общую характеристику. Серпенти (змеи), именно так она их величала. Никто не знал, на каком языке она говорила, те самые серпенти предполагали, что это был язык дьявола. Однако все было до смешного просто. Это был язык брегантески, язык шаечных, будто все знания ее матери передались малышке через кровь.
И вот, в назначенный день, глубокой ночью шайка нападает на табун, который мирно спит и не предполагает о страшной беде. Отец Лол не спал, он всегда приходил к реке, вспоминая Огонек. Вот и этой ночью он вышел к реке. Он успел предупредить табун. Вожаком было принято отправить кобыл с детьми и стариков в горы.
Лоллипоп не понимала, что происходит. Казалось, мир просто сошел с ума, весь мир, но не вороная.
Они ушли в горы. Не так уж и далеко, но все же, у них был шанс спастись, но…
Трем молодым жеребчикам взбрело в голову позабавиться над молодой, беременной кобылкой, которая вот-вот на днях должна была родить. Старухи предвещали ей двойню, приговаривая: «Эх, как девицу разнесло то». Это очень огорчало ту саму девицу, ведь она и не хотела вовсе изменяться во внешности. Кобылку было сложно заставить не слушать ворчливых кобыл, но Лолли делала все, что могла. Что же, последний месяц беременности Фиаметты, Лол аккуратно ведет ее по узкой горной тропе. И спереди и сзади идет караван лошадей, погруженных в траур.
-Посмотрите, какая толстуха. Посмотрите, как ее развезло! – послышалось где-то сзади.
-Не слушай их, белецца (bellezza – красавица)! – прошипела Лол сестре.
Сестрица только прижала уши и стала вслушиваться в слова юношей. Однако эти слова не придавали их обладателям оттенок интеллигентности. Жеребчики еще долго подшучивали над Метой, бросая в ее адрес и в адрес ее живота «шутки ниже пояса». Что же, и благородному Энею досталось.
-Вздор! – крикнула Лол на жеребцов.  – Серепенти!
Вмешательство Лолли было ее роковой ошибкой. Жеребцы решили, что она опять разговаривает с дьяволом, и решили расправиться с вестником темных сил. Однако вороная была непорочна, как ангел, до сего момента.
Жеребцы погнали ее к обрыву, Лол старалась убежать, не хотела лишних проблем. Фиа решилась спасти сестру. Она кое-как добралась до того места, куда загнали беднягу. Жеребцы радостно били копытами и пытались вызвать кобылу на бой, однако бой дала Фиаметта, появившаяся словно из неоткуда. Ее ждала участь Лолли. Один из юношей ударил ее в грудь и та сгинула в бездну.
Укол в сердце, Лолли стало не хорошо. Казалось бы, вот был, а теперь нет. Ее сестра, только что была перед глазами, а теперь будет кормом для червей.
Вороная не выдержала и вцепилась одному из зазевавшихся жеребцов в глотку. Именно тому, кто толкнул Фиаметту с обрыва. Тот издал непонятный звук, похожий то ли на хрип, то ли на крик. Лоллипоп не стала долго с ним возиться и через некоторое время ослабила хватку, жеребец упал на землю. Что же говорить о других жеребчиках, один из них побаивался Лол после того, что он увидел и стал пятиться назад. Дело закончилось тем, что под ногами юноши кончилась земля и он разделил участь беременной кобылицы. Второй и последний жеребец решился напасть на Лол. Что же, жеребец, есть жеребец. Он укусил ее за плечо, стараясь из всех сил показать, что он сильнее. Однако Лол это не остановила. Она, через боль и страх, толкнула жеребца, ударив его в бок передними ногами, то повалился на землю. Не долго думаю, Лолли начала бить копытами по его морде.
Медленно Лолли приходила в себя. Для нее все только началось. Горечь крови на губах. Это ощущение непобедимости словно придавало ей новые силы. Ей больше нечего было здесь делать. Кобыла Фиаметта была причиной, которая держала Лолли. Теперь этой причины нет, а это значит, что можно спустить себя с цепи.
Лоллипоп направилась вниз, к полю боя, где сейчас табунные уступали шаечным.
Глава V.
Оставив кобыл в горах, Лоллипоп направилась к полю боя.
Спустившись к подножию, она увидела далеко не самую приятную картину. Боль, страх, ненависть, одержимость – вот, что она видела перед глазами. Даже не было понятно, где свои, а где чужие. Лошади отчаянно бились, вот только за что? За несчастный клочок земли? Лол, откровенно говоря, не понимала, однако желала вступить в драку. Сказано – сделано. Лолли вцепилась зубами в первого, кого увидела. Не разбирая кого она бьет, табунных или шаечных, она продолжала бой. И, увы, побеждала она коней только по тому, что те и не ожидали нападения со спины. Охваченная неким азартом она нападает на одного жеребца. Вцепившись ему в холку, она получила хороший удар шеей по морде. Очнувшись от своего помешательства, она признала в жеребце Энея.
-Что ты делаешь? Лолли? Ты должна быть с Фиаметтой! – вскрикнул жеребец. Он вроде и был рад увидеть знакомые черты, но в то же время он негодовал, что Лол оставила беременную сестру без присмотра.
-Великодушно прошу прощения, но я не должна приглядывать за трупом! Ее убили…
-Что? Как? Что ты говоришь? Я знал, что шаечные и туда проберутся!
-Жизнь ей отняли не шаечные, а серпенти!
-Табунные, ты шутишь, этого не может быть!
-Открой глаза, Эней! Прекрати выгораживать их, иначе тоже будешь серпенти! – звучало это как угроза, однако Лол раздражало то, что он не мог поверить в виновность табунных.
-Победа! – послышалось издали.
-Эней, мы победили?
-Нет, Леденец, мы проиграли.
Эней и Лоллипоп поспешили на звук. Черный конь, стоя возле умирающего жеребца, толкал речь о победе и о каком-то пророке.
-Баста! – крикнула Лол, стоя позади шаечных жеребцов. Как и предполагалось, все обратили на нее свой взор.
-Я вижу тебя впервые, дитя, но ты, похоже, одна из нас!
-Она не такая, как вы! – прошипел Эней.
-Нет, я одна из них – остановила жеребца Лолли. Она медленно стала приближаться к старику. Тот довольно улыбался, будто понимал, что это его родная внучка. Однако он даже не догадывался об этом. Пройдя мимо умирающего табунного жеребца, она увидела в нем отца. Его тело все было в крови, он еле дышал.
-Прости – прошептал он кобыле. Лол не совсем поняла, в чем он провинился. Приняв единственно правильное решение, она вытянула шею к отцу и вцепилась ему в глотку. Поняв, что Эмилио уже не дышит, она выпрямилась.
-Покойся с миром.
Что же, вороная не стала церемониться и, после того, как отправила отца на тот свет, принялась за вожака шайки. Он и не сопротивлялся, он знал пророчество. Так что старик стал легкой добычей. Убив его, она еще некоторое время терзала его труп, в надежде, чтобы он еще помучился.
-Прекрати, хватит! – послышался голос из толпы. К ней вышел жеребец. Он склонил перед ней колено и все остальные сделали точно так же. Сие действие означало, что Лоллипоп заняла место своего деда.
***
-Эней, останься с нами. Куда ты пойдешь?
-Прости, но я не могу остаться. Я не, я не шаечный конь. Думаю, теперь и табун мне не мил. Пойду бродить по свету, искать что-нибудь успокоительное для своей души.
-Ты говоришь, прям как я.
-Мы ведь выросли вместе, сестренка. Удачи с шайкой, надеюсь, что еще свидимся.
После этого Лолли никогда не видела Энея. Да и скучать ей не приходилось, у нее теперь были другие заботы. Заботы о шайке.
Глава VI.
И вот прошло 2 года. Новый дож шайки вполне устраивал ее обитателей. Лол, как и в табуне, старалась держаться особняком. Для нее все было ново и непонятно. Два года прошли, словно во сне. Единственным ее утешением был помощник Рафаэль. Статный и благородный серый жеребец. Он был элитой шайки, собственно, как и те, кто с ним общался.
Что же, стоит отметить, что в шайке была целая иерархия, даже более того, целая классификация общества. Был низший класс, средний и элита. Что говорить об этом? Средний класс – это семьи, т.е. те, кто увеличивает демографический показатель шайки. Низший класс – это та серая масса, которую и боятся все остальные. Немного странные, со своим мировоззрением и живущие в шайке только потому, что имеют шакалий характер. Боясь, что их рано или поздно искоренят, они умело лижут пятки элите и пресмыкаются так искусно, что хочется кинуть им грош в шляпу. Элита – это сливки общества. Благородные, сильные, смелые. Что же, продолжать можно до бесконечности. Элита представляла собой 5 семей. Одна семья дожа, говоря иными словами вожак, его супруга и отпрыски, которые в скором времени займут место отца. Другие 4 семейства не уступают величине. Более того, элитные семьи могли укреплять свои позиции и в других шайках долины, отдавая своих дочерей замуж за представителей высшего класса общества.
Что же говорить о Лолли, которую в шайке стали величать Карамэллой, семьи у нее не было, а значит она была лакомым кусочком для низших. Как и предполагалось, к Каре так и липли лошади разного происхождения и разного ранга. Это излишнее внимание заставило ее снова довольствоваться обществом самой себя и все меньше выходить в свет. В последние месяцы они с Рафаэлем были неразлучны.
И вот, спустя два года в эти земли пожаловал старый знакомый этой шайки. Этой шайки, но не нового дожа. Он пришел не один, а с беременной кобылой. Рафаэль рассказал Мэл, что Маттео это внук предыдущего дожа, отчего кобыла пришла в восторг. Она надеялась, что он, как законный наследник займет ее место, но не тут-то было. Единственное смещение дожа – смерть.
Лоллипоп не придавала никакого значения жеребцу, хоть он и был хорош собой и не слаб духом.
Что же касается кобылки, которую привел Маттео в шайку. Она была табунной, а значит получила прозвище «серпенти». Она много не понимала в языке шаечных, поэтому всегда держалась рядом с Маттео.
***
Прошло несколько месяцев, как Маттео вернулся домой. Он с достоинством принял понижение ранга и в миг из элиты перебрался в средний класс.
Что же касается Лолли, она чувствовала некую связь с ним, какое-то влечение к нему. Она в открытую оказывала ему внимание и порой предлагала перебраться в элиту, отчего он вежливо отказывался.
У Маттео родилась прелестная дочка, которая сразу же полюбилась местным кобылам. Отношение к ее матери не поменялось, ее как не замечали, так и продолжали не замечать. Вскоре ей это все надоело и она сбежала с молодым жеребчиком из низшего класса.
Маттео особо и не мучился, ведь предметом его любви стала Карамэлла.
Им было настолько хорошо вместе. Настоящая любовь. Они гуляли вместе, порой уходили на несколько дней исследовать новые территории, из-за чего попадали в разные передряги.
Рафаэлю не нравилась эта связь представителя среднего класса с дожем, именно поэтому он всячески пытался унизить Маттео в глазах Лолли. И все же делал он все это не потому, что он как-то опасался за авторитет дожа, а потому что сам хотел поднять свой. У него был целый план. Влюбить в себя Лолли и стать дожем, ведь по законам, дож всегда представитель сильного пола и только при единичных случаях дожем могла стать кобыла. У Лолли и был единичный случай…
***
-Какая прекрасная ночь. Каждая лучше предыдущей, ты так не находишь?
-Пожалуй…
-Радость моя, на тебе лица нет.
-Сегодня мой день рождения…
-Поздра… - он не успел закончить фразу, Лолли его перебила – в этот день, ровно шесть лет назад я потеряла мать. Она умерла при родах.
-Иди ко мне – прошептал Маттео, и Лолли послушна подошла к нему, прижавшись к его широкой шее. Раскисать и плакать – это было так не походе на Лолли. Лолли – это забитая табунными лошадьми, ничем не примечательная лошадь, которая всегда сохраняет серьезность и хладнокровие. Что же с ней произошло? Любовь меняет все вокруг, так что Маттео изменил ее до неузнаваемости.
-Я тоже лишился матери шесть лет назад, мне так сказали. Я ее почти не помню, она мной почти не занималась. Каждую ночь она бегала к какому-то жеребцу. Я только помню ее имя. Фиаметта. Это все, что у меня есть.
До боли знакомое имя, Фиаметта.
-Фиаметта? Это имя принадлежит моей матери.
Вот и раскрылись карты, двое влюбленных, которые готовы были идти на карй света друг за другом, которые клялись в вечной любви друг к другу не могли быть вместе. Лоллипоп и Маттео были братом и сестрой.
После той ночи Лолли не произнесла ни слова и старалась избегать Маттео. Спустя несколько дней она все же рассказала, что произошло Рафаэлю.
Что бы забыться, Лол принимает решение принять ухаживания Рафаэля. Но дела у них идут скверно, Лолли не может забыть Маттео.
Прошло еще несколько месяцев. Лолли объявила общее собрание, на котором предложила убрать закон о получении мета дожа. Рафаэль счел это хорошим шагом, ведь у него появилось бы больше шансов заполучить место дожа. Закон изменен и Кара назначает новым дожем Маттео, как единственного наследника предыдущего вожака.
После этого ее никто не видел в тех местах. Она ушла странствовать, пытается забыть о своем брате и все в надеждах встретить своего старого друга и названного брата Энея, чтобы рассказать ему свою горестную историю….
P.s. игра начинается после 4 лет странствий Лолли по миру…
• Потомки
Не имеется
• NPS
Не имеется

• Ваше имя
Ксения
• Частота посещения Вами нашей ролевой
Стараюсь…
• Средство связи с вами
Админы в курсе

+1

2

Добро пожаловать!
О май гад, я это прочитала *__* ах ты нахалка, ты ж меня это вслух заставила читать!
Может для прикола придраться к чему-нибудь, мм?))
Да ладно, все нормально у тебя, как всегда :3
Принята

+1


Вы здесь » Лошадиная Жизнь » Архив анкет » Ж, 10 лет, одиночка