Лошадиная Жизнь

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лошадиная Жизнь » Архив анкет » м, 7 лет, "Даикон Сэми"


м, 7 лет, "Даикон Сэми"

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

• Прозвища
Настоящее имя, данное родителями - Лет Ми Вин.
При вступлении в табун данное имя не прижилось, да и при одиночной жизни Азуру оно не особо нравилось.
Впоследствии лошади из табуна дали ему имя Азур, что в переводе означает "помощник"

• Внешний Вид

Свернутый текст

http://savepic.net/2689994m.jpg|фото

Назвать великаном его нельзя, но и мелким – сложно. Азур -  жеребец довольно статный. Красивая караковая масть ярко отливает на солнце, недлинная, черная, смольная грива слегка падает на глаза, но легко отлетает назад, лишь стоит коню пуститься в галоп. Ноги его достаточно крепки, чтобы поднять хозяина на дыбы, но делает он это редко. Впрочем, все это привычные вещи для всех лошадей, но нет же, и здесь найдется своя изюминка. Миндальные, сладкие смеющиеся глаза смотрят глубоко и прямо. Взглянув на него один раз, ни за что не поймешь, красив ли жеребец или нет. Стоит ему замереть – и он рискует показаться безобразным особо впечатлительным особам, но привораживает взгляды всех и вся, если чуть-чуть повернет свою голову, дернет ухом или стукнет копытом о землю. Азур как раз из тех, кто кажется красивее в движении, нежели в определенной позе. Но несмотря на то, он способен притягивать к себе, не прилагая к тому усилий. В чем секрет? Вот это и остается загадкой.

• Характер
«Хэй, парень, что тебе от меня нужно? Убирайся, не видишь, я занят?» - «Какие дивные глаза у этой кобылки. Эй, детка, не хочешь прогуляться?» - «Мелочь, что ты здесь делаешь? Найди себе другое место для игр»
Именно такие фразы… вы в жизни не услышите от моего героя. А если вам покажется, что Азур произнес нечто подобное – немедленно ущипните себя, да посильнее, ведь вам наверняка это снится. Я вовсе не говорю о том, что Азур мог бы запатентовать себя как синоним для слова «вежливость», если бы в нем было достаточно эгоизма для того, что бы посодействовать данному процессу. Дело в том, что отличаясь спокойным нравом и будучи достаточно коммуникабельным, этот жеребец практически никогда не позволяет пошатнуться своему маятнику Дружелюбия. Но, естественно, это правило не распространяется на тот случай, если какой-нибудь особенный отморозок проявляет излишнюю агрессивность по отношению к караковому.
С детства Азур не знался с кобылами и жеребцами, ведь рос в практической изоляции от сородичей, а потому и нет в нем той пошлости, избалованности и раздражительности, что нередко встречается у членов диких табунов. Он готов прийти на помощь, отрываясь от собственных дел, или, например, проявить инициативу в какой бы то ни было общественной проблеме, но причина тому совсем не корыстная услужливость, а вынужденное, но весьма безобидное желание угодить. Примкнув к табуну, он просто обязан был научиться подстраиваться под  остальных, чтобы завоевать доверие и, так сказать, «оставаться в теме».
Дискуссий жеребец не признает. Азур скорее промолчит, чем пуститься в какой-нибудь безнадежный спор. Молчать он не будет лишь в том случае, если последствия мнения его оппонента будут носить какой-нибудь глобальный характер, причинят вред и не принесут никакой пользы. А если же перепалка будет выращена на обыденной, бытовой почве, то и удобрять её упрямством и собственным-естесственно-единственно-верным-мнением Азур не станет.
Что касается привычек, как вредных, так и нейтральных, то их не так уж и много. Этого коня нельзя назвать особенно нервным, а потому он не дергает переодически задним копытом и не подмигивает глазом. Этого коня нельзя назвать особенно романтичным, а потому он не будет часами смотреть на небо, огонь или воду. Все в точности наоборот, если речь идет об Азуре. Если флегматичность можно назвать привычкой – то пусть так оно и будет. Но, опять же, не будем придавать его флегматичности ведущей и фанатичной роли. Азур способен на эмоции, способен на веселье. Просто самой главной и отличительной его чертой является именно спокойствие, любовь к тишине.
Именно поэтому Азур предпочитает проводить время в компании одного-двух друзей, но и одиночество ему не чуждо и ничуть не угнетает.

• Биография
Я знал имя своего отца и, естественно, знал, как зовут мою мать. Одно мне было непонятно: почему они жили вольно и одиноко, не примыкая ни к одному из табунов? Хотя разгадка все же вертится в моей голове до сих пор. Эти двое – самые странные лошади из всех, что я когда-либо встречал. Даже друг с другом они не были способны ужиться и, казалось, совсем не питали нежных чувств. Мой отец Итидал оказался достаточно порядочным, чтобы не бросать Сумаю и помогал ей воспитывать их общих детей, меня и мою сестру, Айешу. Кстати, называли меня родители Лет Ми Вин, но позже я сменил имя.
Итак, вернемся к биографии. Хотя отец появлялся исключительно пару раз в месяц, в холодные времена, когда ни одна кобыла на свете просто не смогла бы воспитывать двух жеребят самостоятельно, он решил забрать меня и Айешу в более теплое место. Его появления я ждал как приговор. То есть, совсем не ждал. При этом нельзя сказать, что Итидал был особым тираном, бил и пугал нас, нет. Просто было в его взгляде что-то такое властное, громкое, бурное. Когда он молча смотрел на меня сверху вниз, проходя мимо, я будто слышал раскаты грома, они оглушали меня, приколачивали к земле.
Когда он пришел за мной и за моей сестрой, я чувствовал, как дрожала Айеша, видел, с какой беззвучной мольбой смотрела нам вслед Сумая, но отводила глаза, приняв безразличное выражение, когда наши взгляды случайно пересеклись..
Таким образом, вместе с отцом и Айешей мы кочевали целую зиму по Морскому Краю. За это время мы ни разу не встретились ни с одним табуном, наверное, Итидал специально выбирал скрытые, невидимые тропы. Но это было его роковой ошибкой. Знаете, если бы я мог выбирать, я бы предпочел столкнуться с шайкой разбойников, чем со стаей волков. Наверное, каждый бы предпочел. Но наткнулись мы именно на стаю. Я не буду вдаваться в подробности о том, как именно погиб мой отец, но о том, что именно он, этот холодный и грубый конь спас жизнь мне и моей сестре, я не забуду никогда.
Мы вернулись в Брошенные Степи лишь летом, но и там нас ждало разочарование. Сумая погибла, не знаю, своей ли смертью или кто-то ей в этом посодействовал. К слову сказать, на момент нашего рождения Сумая была уже довольно слабой и взрослой кобылой, ей было тогда уже около пятнадцати лет, а значит, она вполне могла умереть от какой-нибудь болезни.
А нам к тому времени исполнилось полтора года. Я был достаточно крепок и с какой-то стороны даже красив, Айеша часто шутила надо мной по этому поводу, конечно, она никак не могла допустить в своем воображении, что её маленький братец превратился в жеребца. Да и я, если честно, с трудом верил, что эта молоденькая и замечательная кобылка – моя родная сестренка. Она была первой, кого я полюбил. Моя любовь к Айеше была чистой и светлой, совсем ещё наивной и детской, вместе с ней мы кочевали ещё пару лет, но после вынуждены были расстаться. Во время кочевания мы встретили другого одиночку, пятилетнего жеребца, уже и не вспомню, как его звали. Айеша увидела в нем «того единственного» и он увел её за собой, а продолжил свой жизненный путь в одиночестве. Я расстался с Айешей в возрасте четырех лет, после чего долго еще кочевал по Средиземью, перед тем как решился примкнуть к табуну.

• Потомки
Нет. До сих пор Азур был и остается холостяком.

• NPS
Нет.


• Ваше имя
Виктория

• Частота посещения Вами нашей ролевой
Посещение - каждый день, игра как получится, ибо экзамены хд

• Средство связи с вами
ася, контакт. В лс админам, коли понадобится.

0

2

Добро пожаловать!
Симпатичный персонаж, анкета приличная) Рады видеть в наших рядах)
Принят, приятной игры

0


Вы здесь » Лошадиная Жизнь » Архив анкет » м, 7 лет, "Даикон Сэми"